Оксана Труфанова: «Пришло время собирать камни»

Print Friendly

 

Труфанова Оксана

Эксклюзивное интервью правозащитницы для «Правых новостей».

– Первый наш вопрос: как случилось так что Вы решили заниматься правозащитной деятельностью? Что привело Вас в «Русский вердикт»?
– Самое интересное, что я ничего и не решала, все получилось само собой. Будучи челябинским журналистом, я часто получала письма от уральских заключенных, подсудимых и их родственников с просьбами о помощи, и жалобами на беспредел в местах лишения свободы, полиции и в органах следствия. Тогда у меня еще не было достаточного навыка и опыта работать с подобными обращениями, но я обратила внимание, что немало жалоб касалось печально известных статей 280 и 282 УК РФ, и за эти дела ни журналисты, ни редактора обычных СМИ браться не хотят. Вот одно из таких дел – редактора газеты «Правда Златоуста» Валерия Ускова и вылилось в мое журналистское расследование. Оно собственно и привело меня в «Русский вердикт». Проанализировав в интернете, кто занимается работой по подобным делам, я связалась с Алексеем Барановским из «Русского вердикта», который оказал нам информационную поддержку. Потом мы стали сотрудничать и по более широкому спектру вопросов. Мне нравится, что «Русский вердикт» не навязывает своим региональным корреспондентам чем им заниматься, а приветствует любые инициативы на местах, оказывая при этом всевозможную юридическую и информационную поддержку. А Ускова, кстати, тогда после нескольких месяцев отсидки в СИЗО, мы отбили. Он был оправдан и реабилитирован.

– Слышал, что ваши предки пострадали в годы репрессий в 1937 году. Это как-то повлияло на ваше решение стать правозащитником?
–  Думаю, не просто повлияло, а стало определяющим фактором. Мой прадед Труфанов Иван Петрович был казачьим ветврачом, служил в колчаковской армии. В 1937-ом его обвинили в терроризме и расстреляли накануне Нового года. Конечно, я об этой истории слышала с детства, понимала, что такое репрессивная машина, когда исходя из текущих политических задач уничтожаются целые пласты населения, когда на судьбы людей государству совершенно плевать. Думаю, в моем случае действительно определяющее значение имеет генетическая память, потому что я эту семейную потерю своего прадеда ощущаю до сих пор.

– Известны ли Вам случаи, когда наши соратники обвинялись и получали сроки по сути за политику, но не по 282-ой статье, а по другим?
– Конечно. Вот, к примеру, судьба Евгении Хасис. Ее же обвинили типа в соучастии в убийстве. Естественно, срок который ей вкатали – показатель «политичности» ее дела. Она никого не убивала, а по приговору суда она получила 18 лет за то, что «в неустановленное время в неустановленном месте неустановленным способом подала неустановленный сигнал». Для сравнения, «обычным людям»-неполитическим за соучастие в таких случаях суд дает в 2-3 раза меньше. Вот статья на эту тему, все наверное читали – «Социально близкие и социально чуждые». Ну или дело нацболки Таисии Осиповой – у нее вообще статья 228 УК РФ (наркотики), и срок для такой статьи тоже немыслимый – 9 лет. Примечательно, что в данном случае все правозащитники единодушны во мнении, что ее дело сфабриковано. А руководитель Всемирной организации по борьбе с пытками Эрик Сота даже направлял письмо Медведеву с требованием немедленного освобождения Таисии из-под стражи, в связи с тяжелым состоянием здоровья. Однако вся борьба как за Евгению, так и за Таисию пока, к сожалению, безрезультатна.

– Можно ли вообще победить в уголовных делах с политической подоплекой?
– Бороться нужно всегда. Даже если не удастся победить, можно хотя бы минимизировать потери. Вот допустим примеры из моей челябинской практики. В прошлом году у меня было два дела – Дело «гитариста с селитрой» Евгения Фризена, который якобы хотел изготовить бомбу из сельскохозяйственной селитры, и «дело ботаника» Павла Ташкинова, который написал на стене «В контакте» какие-то «экстремистские» фразы. Оба обвинялись по статье 282 УК РФ, но следователи не смогли доказать их виновность по этой политической статье. Однако Фризена полностью не оправдали – осталось обвинение по статье 223 УК РФ (изготовление «бомбы из селитры») и он получил реальный срок заключения в колонии-поселении, но совсем небольшой. Ташкинову же повезло больше – пока следователи устраняли недостатки в его уголовном деле, пока эти материалы проверяла прокуратура – истек срок давности. Поэтому никогда не надо опускать руки – «делай что должен и будь что будет».

– Вы занимаетесь защитой не только политзаключенных, но и обычных узников. Почему?
– Слушайте, давайте так. Что нас больше всего не устраивает в современной российской государственной системе? Двойные стандарты. Когда отношение «правоохранительных органов» и «правосудия» к людям определяется из их национального происхождения, благосостояния и близости к власти. Мы (честные люди) должны выгодно отличаться от этой сложившейся системы и не допускать в своей деятельности двойных стандартов. Поэтому «Русский вердикт» в своей повседневной работе помогает и обычным заключенным, и необычным заключенным, и мусульманам-заключенным – всем (кроме педофилов – по этическим соображениям), потому что мы за универсальные ценности, такие как права человека, недопустимость применения ни к кому пыток и т.д. Но чем мы выгодно отличаемся от остальных «классических» правозащитников вчерашнего дня – тем, что мы не закрываем глаза на притеснения русских, как этнического большинства, и на нарушения прав националистов. Закон должен быть один для всех.

– Ок. Давайте пройдемся по стадиям уголовного преследования активиста. Допустим, он как подозреваемый водворён в ИВС, а затем в СИЗО, к чему ему стоит приготовиться? Как вести себя с сокамерниками? Чего следует опасаться? Как распознать провокаторов?
– Начинать готовиться к тому, что когда-нибудь вдруг вы можете быть задержанным, нужно еще на воле, а потому мы всем советуем заранее определиться с выбором адвоката и заключить с ним соглашение на представление ваших интересов на все случаи жизни. Вот подробная инструкция на эту тему – ознакомьтесь! Если вас задержали и собираются арестовать – надо сразу требовать встречи со своим адвокатом, на всех бумагах, которые вам будут подсовывать, так и писать: «Требую адвоката такого-то, с которым у меня заключено соглашение». Морально следует сразу приготовиться к тому, что домой попасть вам теперь может довестись не скоро. Осознав это, нужно, в первую очередь, успокоиться и начать думать о том, какую линию защиты выбрать. Первые дни – недели советую взять статью 51 Конституции (право не свидетельствовать против себя и своих близких) и помолчать, чтобы привести мысли и чувства в порядок, дождитесь своего адвоката и потом вместе с ним решите, как лучше быть.

Провокаторы и «подсадные утки» – это особая тема. Их подсаживают ко всем. К примеру, сейчас  в одном из СИЗО находится наш подзащитный, он регулярно выходит на связь с сотового телефона. Зная, что он сидит «на спецах» (специальные изоляторы), я понимаю, что связи у него быть не может по определению. Однако телефон имеет подселенный к нему сокамерник. Сразу понятно, почему сокамернику правоохранители позволили иметь связь. Таким образом, доверять никому нельзя. Единственный способ противодействия, он же универсальный совет для всех – меньше говорить, больше слушать. Не распространяться об обстоятельствах своего уголовного дела, связях и знакомствах на воле, своем материальном положении и благосостоянии семьи, интимных отношениях с девушками – вот пожалуй основные табу. Перефразируя известную мудрость: «Меньше скажешь – лучше спишь».

– Чем кормят в тюрьме? Каковы условия содержания?
– Везде по-разному кормят и содержат тоже. Есть нормы питания, там и мясо положено, однако на деле все не так – примерно, как в худшей больнице еда. Вчера ребята с одного изолятора рассказывали, что им на обед принесли вареную на сгущенном молоке перемороженую картошку… Замечу, кстати, что передачки в ИВС и СИЗО принимаются без особых ограничений, ну если это не Лефортово. Так что, у кого есть возможность, тот ест домашнюю пищу каждый день.

– Как вести себя на суде? Стоит ли уповать на адвоката? Что лучше говорить, а что – не стоит?
– Вообще всегда лучше помолчать, если сомневаешься. И адвокаты тоже иногда подводят, а иногда выручают – все очень индивидуально бывает. На самом деле все зависит от вашего настроя на борьбу. Принцип «Если бороться, то можно проиграть, но если не бороться – ты уже проиграл» — никто не отменял. Бороться, однако, это не значит лезть на рожон и вести себя вызывающе. Это, прежде всего, твоя внутренняя заряженность на борьбу, а внешне нужно сохранять спокойствие. Остальное подскажет хороший адвокат.

– Понятно. Рассмотрим дальше пессимистический сценарий развития событий – человека осудили и отправляют отбывать срок. Что происходит дальше? Как проходит этап и «встреча»?
– После оглашения приговора в СИЗО ему приносят «путевку» — бланк-уведомление, что его отправляют отбывать наказание, иногда известно куда, иногда нет. Потом сам этап поездом или «воронком», если колония рядом. Привозят в колонию. По приезду сразу санпропускники его «шмонают», полный обыск с «анальным досмотром», бреют налысо, отправляют в душ. Могут побить, чтоб знал, куда приехал. Читайте книжку «Реструкт» Тесака – там об этом подробно. Провокаций тоже не избежать. Зачастую сразу после приезда многие попадают в ШИЗО (штрафной изолятор) – зарабатывают взыскание «с разбегу». Это плохо, это может потом помешать получить УДО. Далее – карантин (специальное отделение, где живут «новенькие») на две недели и распределение по отрядам.

– Наверное, всем понятно, что условия в колониях мало изменились со времён ГУЛАГа. Как устроены колонии и другие места отбывания наказания?
– Увы, действительно мало изменились. Ну а так – это такой микрогородок, жилые бараки примерно на 100 осужденных, штаб, клуб, баня, столовая, бывает спортзал, вышки, запретки…

– Чем заняты осуждённые? Какую работу они выполняют?
– На территории колоний организованы промышленные зоны и хозяйственные дворы, не редки промыслы вроде резьбы по дереву, изготовление шахмат, нард и т.п. В печально знаменитой копейской ИК-6 так вообще работал подпольный цех по изготовлению холодного оружия. Но работа есть далеко не везде, да не все и хотят работать – кто-то отказывается от работы, считая себя выше этого (типа по понятиям живут). На мой взгляд, «политическому» лучше держаться в стороне и от «блатных» и от «козлов» — быть по тюремной градации честным «мужиком», при возможности учиться в местном ПТУ на какую-нибудь рабочую специальность, работать на производстве, чтоб руки в жопу не врастали, это всяко лучше чем круглые сутки чифирить, портя зубы.

– Как обстоят дела с духовным окормлением осуждённых?
– При всех колониях имеются либо храмы, либо молельные комнаты. Периодически осужденных посещают священники. Замечу, кстати, что мусульмане притесняются со стороны администрации значительно чаще, мол, на их молельные комнаты нет места или исламскую литературу передавать нельзя – вдруг она экстремистская. В некоторых местах оперчасть даже пытается стравливать мусульман и христиан, но как правило арестантское братство оказывается выше религиозных предпочтений и заключенные наоборот объединяются для совместного противостояния «оперскому беспределу». Но тяжелее всех, конечно, язычникам. У них изымают их духовную литературу, администрация часто воспринимает родноверие как экстремизм. Спорить бесполезно. По сути, это ущемление религиозных прав людей и свободы вероисповедания. Но некоторые умудряются все равно славить Ярилу и сжигать чучела Масленицы прямо в ИК (смеется).

– Как вести себя за решеткой человеку с «правыми» взглядами? Как ему выстраивать отношения с «блатными»? Чего следует избегать, чтобы не быть «опущенным»? Сотрудничать ли с администрацией?
– Ну чтобы быть «опущенным» нужно очень сильно постараться – заехать за изнасилование или педофилию, не мыться, воровать в камере чужие вещи и еду. Но напряжения при разборе ваших «националистических взглядов», даже если вы не педофил, будет не избежать. Тут все зависит от того сможете ли вы «вывезти базар» — не убедить оппонента в правильности ваших идеологических взглядов, а обосновать что ты не беспредельщик, а просто любишь свой народ, как допустим любой чеченец любит свой. По сути никакие «блатные» не имеют права «по понятиям» спрашивать с кого-то за вольный образ жизни, за политические взгляды. Но с другой стороны насильственные преступления по мотиву межнациональной ненависти – это «по понятиям» беспредел. А корыстные преступления (отжать мобилку) это «по понятиям» уже не беспредел, а отомстить за оскорбление или обиду, заступиться за девушку – так это и вовсе дело чести. Так что все зависит от обстоятельств вашего дела и главное от того как вы свои действия обоснуете. Никогда нельзя врать, говорить то чего не было, но что зафиксировано в вашем деле – это все равно вскроется, но вы можете разумно объяснять и интерпретировать произошедшие события (если вы вообще признаете, что эти события имели место быть), отвергая версию следствия как «милицейскую провокацию».

Однако нерусские вас все равно не поймут, а их на зонах много. Поэтому лучше сакцентируйте внимание на вашей готовности вместе со всеми противостоять оперскому беспределу и готовности приносить пользу коллективу, а межнациональные вопросы лучше замять. Но не становитесь дойной коровой, не транжирьте деньги родственников, скрывайте свое материальное положение. Ведите себя скромно, предупредите родственников чтоб ничего лишнего и дорогого не засылали, со всех поступлений выделяйте на «общее» — не жадничайте, не играйте в азартные игры, не берите ничего в долг, приносите пользу (например, в СИЗО учитесь на «дорожника»), читайте серьезные книги. Радикальный НС в тюрьме не приветствуется, за это, конечно, не опускают, но изгоем вы можете стать. Держите свои идеи при себе – тюрьма не место для пропаганды. Товарищей и единомышленников вы найдете себе потом, когда освоитесь, но доверять все равно никому не стоит. Сотрудничать ли с администрацией – это ваш этический выбор, и если совесть позволяет ради Бога. Однако надо понимать, что даже в «красных» лагерях есть «ультра-козлы» – те, кто с «душой» вкладывается в притеснения других заключенных, а есть люди лишь формально стоящие на «козлиных должностях». Поэтому в каких бы условиях вы ни оказались, главное оставаться человеком и не быть козлом в моральном смысле :)

– В тюрьме не в почёте извращенцы и насильники. Какие именно статьи вызывают неприязнь у сидельцев?
– Ну вся глава 18 УК РФ (статьи 131 – 135) и вызывает наибольшее раздражение (изнасилования, педофилия и т.п.). «Не людское это деяние», — говорят в тюрьме. Вот этим людям на зоне приходится действительно не сладко – кого-то опускают, кого то убивают. Кстати, примечательно, что у экс-начальника ИК-6 Копейска Механова был денщиком «златоустовский педофил», и жил он там лучше многих… Правда, я бы все же не стала и даже всех осужденных по 131-й статье грести под одну гребенку, по этой статье фабрикуют дела так же как и по остальным. Поэтому все же вначале нужно тщательно разбираться в обстоятельствах каждого конкретного дела, прежде чем ставить крест на человеке.

– Еще один важный вопрос о письмах. Все ли осуждённые радуются посланиям с воли? О чём писать узникам? Среди наших соратников много таких людей, которые просто не знают, что именно они могут написать «узнику совести» или «военнопленному»?
– Все письмам радуются, но послания посланиям – рознь. Представители т.н. «антифы» промышляли тем, что отправляли узникам запрещенную литературу или соль в посылках, чтобы «убить» лимит передач осужденному и доставить неприятности с оперчастью. Поэтому лучше сразу письменно предупредите администрацию, что будете принимать посылки только от родственников, а письма и бандероли согласны получать только не содержащие признаков экстремистских материалов. Этим вы обезопасите себя от подобных провокаций с воли от политических недоброжелателей. В общем случае надо понимать, что цензуру не проходит эротическая макулатура, изображения оружия, топографические карты местности, литература по собаководству, чтоб не баловали служебных собачек и, конечно, экстремистская литература. Причем не из запретного списка Минюста (который мало кто читал), а обладающие явными внешними признаками экстремистской литературы (соответствующая символика, фотографии, названия). Поэтому, когда пишите письма помните о цензуре и самоцензуре. Что писать узникам? Общие слова поддержки, пересказывайте интересные новости, события, так как их за колючкой очень не хватает. Заключенный рад даже простой короткой открытке, важна не длина письма, а регулярность уделяемого внимания.

– Неплохо бы ещё узнать на что именно идут деньги для помощи узникам, как не попасть на лохотрон с деньгами, что в этом отношении делает РВ?
– Кто-то считает что деньгами лучше помогать напрямую узникам или их родителям. Кто-то предпочитает переводить в фонды, которые затем распределяют средства наиболее нуждающимся. И то и то хорошо, главное не быть равнодушными к проблеме. Из организаций полагаю логичным переводить деньги тем структурам, которые давно занимаются правозащитной деятельностью, кто регулярно сообщает о своих делах и достижениях, чья работа известна. Допустим «Русский вердикт» занимается работой с 2008 года, наша деятельность всем известна, правозащитный центр «РОД» Натальи Холмогоровой начал работать и того раньше, в Санкт-Петербурге Дмитрий Бобров регулярно оказывает помощь заключенным – вот, пожалуй, основные игроки на этом поле сегодня. Ну еще можно отметить фонд «Стена», появившийся недавно. Остальным общественным начинаниям на этом поприще еще нужно многое сделать, чтобы заслужить доверие к себе. Поэтому если вы доверяете кому-то из правозащитников – вы переводите деньги им, не доверяете – переводите деньги напрямую заключенным, кому хотите. Главное, повторюсь, не самоустраняться от помощи вообще.

– Ваши пожелания читателям ПН14?
– Не совершайте преступлений, особенно на межнациональной почве – не добавляйте нам работы. Сегодня Родине и «движу» нужны другие формы активности, нежели бессмысленное «прямое действие», действие ради действия. Сейчас нужно озадачиться сбережением и развитием сил. Пришло время собирать камни. Прочитайте вот эту статью известного бизнес-тренера Вадима Шлахтера. В ней он очень интересно описывает текущую российскую реальность и делает прогноз. А в самом конце он дает безупречную рекомендацию, что нужно делать тем, кто не собирается сидеть сложа руки, видя что происходит вокруг…

Текст: хЗАхЦАРЯх

Опубликовано на pn14.info.


Комментарии: