Контр-террористическую операцию не дают закончить по УДО (статья-победитель конкурса)

Print Friendly

Евгений Козлов

Служить в Чечне Евгений Козлов планировал не больше года, однако командировка затянулась почти на десятилетие. Весной 2004 года Евгений Козлов вместе с другими сослуживцами на автомобиле «УАЗ» направился на переговорный пункт в Грозном, чтобы позвонить родителям в Читу. Но на почтамт с автоматами их не пустила чеченская милиция-ополчение (что-то вроде наших «дружинников»), поэтому военнослужащим пришлось оставить оружие в машине. После разговора с семьей, Козлов и товарищи вышли на улицу и застали возле своего автомобиля тех самых чеченских «ополченцев» с которыми только что вышел разговор на повышенных тонах из-за запрета пройти на почтамт с оружием. Как рассказывает Евгений Козлов, далее события развивались стремительно – один из «кадыровцев» вздернул автомат и показалось собирается выстрелить, но Евгений Козлов его опередил. Он выхватил из машины свой автомат и дал короткую очередь, убив чеченского «дружинника». К несчастью в результате этой стычки «федералов» и «ополченцев», одна из пуль, из выпущенной Козловым очереди, задела и случайного прохожего…

Судил Евгения Козлова Грозненский гарнизонный военный суд. Дальше все предсказуемо: инцидент был квалифицирован по части 4 статьи 111 и части 1 статьи 109 (умышленный тяжкий вред, повлекший по неосторожности смерть – в первом случае и причинение смерти по неосторожности – в отношении второго потерпевшего). Такую версию трагических событий у грозненского почтамта как самооборона чеченский суд отверг сразу. В итоге — 12 лет тюрьмы, строгий режим и чеченская колония №2 в поселке Чернокозово. Русский солдат в чеченской тюрьме! Это сюжет для крутого боевика или скорее триллера. «Провокаций было много, — неохотно вспоминает Евгений Козлов. — Бывало даже чеченского «боевика» ко мне в камеру подсаживали… Но Бог миловал».

Несмотря ни на что, Евгений Козлов не только выжил, но и стал сильнее…

В 2005 году началась известная реформа ФСИН по отделению «первоходов» от рецидивистов, в результате чего было решено, что в чернокозовской ИК больше не должно быть «первоходов». Так Евгений Козлов отправился в дальние странствия по стране в столыпинских вагонах. В конце-концов он оказался в колонии №8 на своей Малой родине в Забайкальском крае. В общей сложности с момента ареста с тех пор прошло уже более 8 лет…

В марте 2012 года адвокатом Козлова было подано ходатайство об условно-досрочном освобождении. 17 апреля 2012 года суд Карымского района Забайкальского края удовлетворил его. Однако в дело вмешался заместитель прокурора Забайкальского края г-н Гришин, который подал представление: «До конца срока лишения свободы Козлова остается 3,5 года. В связи с этим его освобождение в настоящее время является несправедливым и не соответствует целям уголовного наказания…». И вот, 8 сентября 2012 года вышестоящий суд отменил ранее вынесенное постановление об УДО. Евгений Козлов остается за решеткой.

Брат Евгения – Алексей Козлов, общаясь с нами, был откровенен: «Сейчас Евгению вдвойне тяжело. На этот судебный процесс он надеялся, как никогда раньше, но результат снова нулевой. До этого ему уже было отказано в смягчении приговора». О формальных причинах отказа в УДО брат говорить очень не хотел, но все же пояснил: «На этот раз повод для вынесения нарушения за которое «зацепились» — якобы неправильно заправленная кровать». Это очень широко распространенное в российских колониях «нарушение» из-за которого человеку могут отказать в досрочном освобождении. Так поступили и с Козловым. За «неправильно заправленную» кровать ему объявили выговор, который и лег потом в основу отмены постановления об УДО.

Тяжело переживают отказ в освобождении Евгения и его престарелые родители. «Они думали, что он наконец-то вернется с войны домой, — говорит брат. – Спустя почти 9 лет… Но на пути стал прокурор Гришин с незаправленной кроватью… После отказа Евгению в УДО отец стал очень молчаливым, ушел в себя, а мать давно уже постоянно болеет, с кровати почти не встает, боится не дождаться сына домой с войны…».

Говорят, что войну нельзя считать законченной, пока не захоронен последний солдат. Так и тем более она не закончена, пока в тюрьмах сидят те, кто просто выполнял свой воинский долг, служил в горячей точке, действовал по присяге, а потом волею случая оказался в одночасье «военным преступником». С момента окончания Второй чеченской войны, стороне «ополченцов», которые теперь известно чей «спецназ», было даровано как минимум семь амнистий, при этом российские военнослужащие, причудливым образом под эти амнистии не подпадали, хотя вооруженный конфликт, указанный в фабуле дарованных Госдумой амнистий, один и тот же… Да что там амнистия, даже УДО русскому солдату Евгению Козлову не положено – он же еще не научился заправлять лагерную кровать…

Писатель Захар Прилепин, который служил в 90-х годах в Чечне, полагает, что приговор, вынесенный Евгению Козлову чрезмерно суров: «12 лет за преступление, совершенное при таких обстоятельствах в горячей точке – это очень много. Но в контексте этой истории — не удивительно. Суд же был Грозненский…Здесь нужно понимать, что ни о какой справедливости речи не шло, шла торговля: вы дали «нашему» десять лет, а мы дадим «вашему» двенадцать! Или вы посадили одного, а мы посадим троих. Это была настоящая торговля на государственном уровне…».

Помимо этого, в деле Козлова и в других подобных делах, по убеждению Прилепина, явно прослеживается и другая политическая составляющая: «На этот неоправданно жесткий приговор Евгению Козлову наши власти глаза закрыли еще и потому, что дескать пока мы будем сохранять статус-кво по отношению к Чечне, мы от терактов хоть как-то защищены. Примерно так рассуждает наша власть. Напомню, ведь некоторые политологи, утверждают, что теракты в московском метро 29 марта 2010 года последовали после попытки полпреда президента в СКФО Александра Хлопонина взять финансовые потоки Чечни в свои руки… Как бы то ни было, но наше правительство не понимает одной простой вещи — своими солдатами не торгуют! Люди – не пешки и не разменная монета».

Оксана ТРУФАНОВА.
(с) «Особая буква». Сентябрь 2012.

P.S. Евгений Козлов благодарит всех сослуживцев, которые про него не забыли, и весь срок его заключения помогают ему и его семье.

Адрес для писем со словами поддержки:
673302, Забайкальский край, п.Карымское,
ул. Красноармейская, ФКУ ИК-8,
Козлову Евгению Владимировичу, 02.12.1977 г.р.
Пишите заказными и помните о цензуре.


UPD!
В декабре 2012г. стало известно, что Оксана Труфанова стала победительницей конкурса «Журналистская Россия — 2012» с этим материалом, вышедшем на «Особой букве» под названием — «Некавказский пленник». Поздравляем коллегу! Так держать!


Комментарии: