Механизмы фабрикации политических дел

Print Friendly

Э, вы чё?Один из фигурантов «дела двенадцати другороссов» о методах работы питерского Центра по борьбе с экстремизмом.

Сегодня, 18 сентября 2012 г. Выборгский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрит ходатайство о прекращении преследования в отношении трех активистов «Другой России» — Вадима Мамедова, Алексея Зенцова и Владислава Ивахника, обвиняемых по так называемому «делу двенадцати». Андрей Милюк рассказывает о предшествовавших данному процессу событиях.

Вводные данные.

С 24 апреля 2012 года в Выборгском федеральном суде г. Санкт-Петербурга под председательством судьи Яковлева С.Ю. слушается уголовное дело в отношении 12 активистов незарегистрированной оппозиционной партии «Другая Россия» — Андрея Дмитриева (лидера партии в СПб), Андрея Песоцкого, Алексея Марочкина, Романа Хренова, Равиля Баширова, Андрея Милюка, Владислава Ивахника, Олега Петрова, Вадима Мамедова, Игоря Бойкова, Алексея Зенцова и Александра Яшина.

Данное дело было возбуждено 25.10.2010 г. по ст. 282.2. ч.1 и 2 УК РФ (организация и участие в деятельности экстремистской организации, деятельность которой запрещена судом). Дмитриев, Песоцкий и Марочкин проходят по ч.1 (до 3 лет лишения свободы), остальные обвиняемые – по ч.2 данной статьи (до 2 лет лишения свободы). 11 сентября 2012 года решением суда с Олега Петрова были сняты обвинения «за истечением срока давности».

Фигуранты дела обвиняются в том, что они с 2007 по 2011 год организовали отделение НБП и участвовали в деятельности запрещенной Национал-большевистской партии в Петербурге. В обвинительном заключении прямо указана суть «преступления» – организация публичных мероприятий, которые «направлены на выражение нетерпимости к высшим руководителям действующих органов государственной власти».

Обвиняемые вину отрицают и утверждают, что НБП после ее запрета в 2007 году прекратила свое существование, они же действовали легально в рамках коалиции, а затем и политической партии «Другая Россия».

«Полицейская провокация».

Итак, доводилось ли вам быть объектом полицейской провокации? Видимо, нет; да и фраза-то ассоциируется разве что с предреволюционными 1900-ми годами царской России. Похоже, что пора ввести этот термин заново в политическую жизнь страны.

Уже несколько месяцев длится судебный процесс над 12 активистами партии «Другая Россия» в Санкт-Петербурге. Обвинение пытается доказать, что оппозиционеры виновны в организации деятельности городской ячейки запрещенной Национал-большевистской партии.

Имея честь быть одним из дюжины подсудимых, внимательно ознакомившись со всеми 15 томами уголовного дела и изучив 27 DVD-дисков с записями оперативной разработки, могу уверенно заявить следующее.

Дело не имеет под собой прочного фундамента и оказывается состряпанным наполовину из административных протоколов задержанных на акциях «Стратегии-31»; тогда как вторую половину составляют результаты полицейской провокации, организованной работниками окружного центра «Э». Вот об этой провокации мы и поговорим более подробно.

Первые неудачи Центра «Э».

21февраля 2009 года окружной Центр «Э» заводит дело оперативного учета. В рамках дела проверяется причастность к запрещенной НБП оппозиционных активистов — сторонников Эдуарда Лимонова. В результате оперативникам становится известен адрес «штаб-квартиры НБП», где «каждое воскресенье с 20:00 до 21:00 проводится совещание наиболее активных членов партии».

Оперативники ведут разработку далее, но дело не двигается с мертвой точки. В течение нескольких месяцев «эшники» наблюдают за сторонниками Лимонова, но не могут найти в их деятельности ничего противозаконного.

Нет никаких признаков запрещенной НБП, другороссы ведут легальную политическую деятельность. Митинги, пикеты, марши, участие в муниципальных выборах. Центру «Э», видимо, требуется найти основания для зачистки политического пространства от неугодных.

В марте 2009 года «эшники» внедряют к сторонникам Лимонова своего человека — стукача. В материалах дела он будет фигурировать под именем засекреченного свидетеля «Сазонова». Но и тут полный провал. «Сазонову» нечего сказать своим хозяевам — экстремистских преступлений никто не совершает, кругом только легальная политика.

«Приискание помещения».

После нескольких месяцев неудач «эшникам», похоже, надоедает ждать, и они решают «помочь» оппозиционерам. Как же иначе: объект наблюдения не совершает преступлений, а отчетность «горит». Начальство требует выполнения графика, а сотрудники — премий за успешную работу.

Видимо, из таких соображений рождается датированный 17 июня 2009 года документ «Постановление о проведении оперативного эксперимента». В нем капитан милиции, опер Центра «Э» Дмитрий Грязнов предлагает своему начальству следующую схему.

Выжить сторонников Лимонова из «штаб-квартиры НБП», а затем «приискать» (орф. СК РФ) им специально оборудованное новое помещение для собраний. В нем Грязнов намеревается получить «искусственно созданную концентрацию участников НБП».

Оцените красоту слога экспериментатора, смешивающего реактивы в пробирке, чтобы синтезировать необходимую для успешного продвижения карьеры концентрацию экстремизма на квадратный метр площади квартиры: «На основании изложенного, с целью искусственного создания негласно контролируемой ситуации, условия которой способствуют проявлению преступных намерений оказавшихся под наблюдением лиц, пресечению их преступных действий и задержанию с поличным… постановил с целью выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого и особо тяжкого преступления, а также виновных в этом лиц организовать и провести оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент».

Мне кажется, это описание должно стать каноническим. Мудрые профессора истории и политологии должны зачитывать своим студентам этот отрывок, чтобы объяснить на живом примере, что такое «полицейская провокация». Редко приходится читать что-то более честное и прямое, чем этот официальный документ.

  • Организовать преступление.
  • Зафиксировать процесс совершения преступления.
  • Раскрыть это преступление.
  • Profit!

Дальнейшее развитие событий известно. «Эшники» выжили сторонников Лимонова из занимаемого помещения. После этого стукач «Сазонов» предложил под благовидным предлогом якобы имеющуюся у него квартиру на Лесном проспекте.

22 июня 2009 года постановление Грязнова с описанием провокации (извините, «эксперимента») было утверждено начальством, а уже 1 июля 1-ый заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда Пономарев А.А. выдал разрешение на негласную съемку собраний в помещении сроком на 180 суток.

Примечательно, что в постановлении судьи стыдливо опущен сам факт «эксперимента». Там написано, что «политзанятия, проводимые руководством Национал-большевистской партии… с 28 июня 2009 года будут проходить в арендованной ими квартире, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, Лесной проспект, дом. 20, корпус 6, квартира 1». Скромные заслуги Грязнова и его подчиненного Сазонова в тексте не указаны.

Поразительные совпадения.

Этой же линии каждый из них придерживался при даче показаний на следствии и в суде. Сазонов утверждал, что ничего не знает о том, откуда взялось новое помещение. Грязнов подтверждал слова сослуживца.

На заседании в присутствии Грязнова был зачитан составленный им документ об организации «эксперимента». Затем был озвучен отрывок из имеющейся в уголовном деле аналитической справки, составленной Центром «Э». В справке «эшники» детально описывали, как им удалось через стукача подсунуть «нехорошую квартиру» сторонникам Лимонова.

Грязнов был пойман на лжи, и затем последовал главный вопрос адвоката Глеба Лаврентьева: «Скажите, когда именно вы лжесвидетельствовали — тогда или сейчас?»

В ответ Грязнов скромно заявил, что «приисканная» его ведомством квартира по счастливой случайности оказалась именно тем помещением, которое арендовали для себя активисты «Другой России» независимо от действий оперативников. Поистине, удивительное совпадение для 5-миллионного города!

Итоги.

Каковы же итоги этой самодеятельности Центра «Э»? 27 DVD-дисков записей оперативного видеонаблюдения из помещения на Лесном проспекте, на которых сторонники Лимонова обсуждают политическую жизнь Петербурга, и планируют мирные политические акции.

Ни одного пострадавшего. Речь идет об уголовном деле, заведенном по факту ненасильственной политической деятельности. Даже одиозные «эксперты» Батов и Крюкова вынуждены признать, что разжигание межнациональной или межрелигиозной розни отсутствует.

И даже статья 282.2 УК РФ «Организация и участие в деятельности экстремистского сообщества», по которой заведено уголовное дело, на данный момент относится к статьям легкой степени тяжести. Откуда могли взяться указанные в постановлении «тяжкие и особо тяжкие преступления»?

Единственная заявленная цель, которой удалось достичь оперативникам — «найти виновных в этом [преступлении] лиц». Они все перед нами — все, кто подписал и санкционировал полицейскую провокацию:

Капитан милиции Д.В. Грязнов, полковник Голубев, полковник Подшивалов, экс-начальник Главного Управления МВД РФ по СЗФО генерал-майор Красавин. Отдельно отметим действующего начальника ГУ МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу Виталия Быкова. По нашим данным, именно он является автором данного «оперативного эксперимента».

Список литературы и денежных переводов.

Всем, кто желает ознакомиться с сюжетом данной повести в первоисточнике, могу рекомендовать следующие документы:

«Постановление о проведении оперативного эксперимента». Автор Д. Грязнов. Страницы 1 и 2:

Грязнов-1Грязнов-2«Постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение, обследование помещений». Автор А. Пономарев. Страницы 1, 2, 3:

Пономарев-1Пономарев-2Пономарев-3

Отрывок из «Аналитической справки о деятельности на территории Санкт-Петербурга «Национал-большевистской партии». Коллективное авторство областного Центра «Э». Указанный в тексте «Р» — стукач, известный как засекреченный свидетель Сазонов:

Спрафко

Отчет о допросе Грязнова на судебном заседании.

Отчет о допросе Сазонова на судебном заседании.

Тем кому понравился мой рассказ, предлагаю выразить благодарность твердым как слово Госдепа дензнаком. Средства пойдут на оплату трудов адвокатов обвиняемых и проведение полезных процессуальных процедур.

Другие подробности по делу можно найти здесь.

ОПУБЛИКОВАНО НА «СВОБОДНОЙ ПРЕССЕ».

__________________________________________________________________

Статья с Закс.РУ в довесок:
Информатор Центра «Э»: «Националисты бегают к ментам, а демократы – люди интеллигентные, они ходят в Смольный».


Комментарии: