Алексей Барановский: борьба с экстремизмом — это «легкие деньги»

Print Friendly

Согласно федеральному закону №115 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», осужденные или находящиеся под следствием по статье 282 и по ряду других статей УК РФ: 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 282.1, 282.2 и 360 отныне попадают в специальный список Росфинмониторинга. За этим следует существенное ограничение неблагонадежных граждан в правах — будут заморожены их счета в банках, на которые приходит зарплата, пенсия, детское пособие и даже выплаты по инвалидности, пишет «Русская планета».

«Черный список» доступен в сети, полностью его название звучит так: «Перечень террористов и экстремистов». Он разделен на четыре части: юридические и физические лица, иностранные и российские. В списке российских физлиц уже около 3 тысяч человек. Любой счет, открытый на имя лица, включенного в список, подлежит блокировке. Эта же мера касается и другого имущества «экстремиста»: накопительной части пенсии в негосударственном пенсионном фонде, страховой выплаты и премии, перечисленной через почтовую службу и так далее.

Экстремизм такой экстремизмСитуацию для «Новостей МВД» прокомментировал правозащитник Алексей Барановский:

— Наши чиновники как обычно смешали в одну кучу мух и котлеты. Отслеживание банковских счетов (и не только счетов) лиц причастных (и даже только подозреваемых в причастности) к терроризму — давно сложившаяся практика во всем мире. Только там это делается профессионально и эффективно, а главное адресно — то есть совсем не как в России, когда первыми под раздачу попадают многодетные матери, пусть и с бурным прошлым, и престарелые пенсионеры.

Терроризм это терроризм и с ним в юридическом смысле все понятно, международное законодательство в этой сфере давно и тщательно проработано, что исключает возможность для двойных толкований и выборочного правоприменения.

Совсем другое дело так называемый «экстремизм», борьба с которым в России — это в прямом смысле «легкие деньги», и не только для Росфинмониторинга, но и для специализированных подразделений полиции. Что такое экстремизм четкого понимания нет, закон на сей счет предельно неконкретен и оставляет огромное пространство для толкований, поэтому каждый правоприменитель вкладывает в его понимание свои смыслы. В результате сложилась такая ситуация, когда сотни и тысячи блюстителей закона денно и нощно борются с несовершеннолетними школьниками, размещающими всякую чушь в социальных сетях, которую кроме нескольких других таких же школьников никто не увидит, а увидев забудут на следующий же день. Однако сидят целые отделы пинкертонов, выискивающих за казенный счет крамолу в детских картинках-фотожабах и любительской музыке.

Не устаю приводить этот пример, но с каждым днем он выглядит все более и более выпукло. Павел Иванович Мельников (псевдоним Андрей Печерский) — русский писатель, этнограф, чиновник особых поручений Министерства внутренних дел по искоренению церковного раскола — в своем романе «В лесах» писал: «В 40-х годах XIX столетия Николай I создал спецслужбу по борьбе с конокрадством. А на огромных просторах лесного Заволжья этого преступления не существовало вовсе. Однако, как только в этот район приехал комиссар по борьбе с конокрадством, практически сразу же началось и конокрадство. Эти события настолько четко последовали одно за другим, что у крестьян эти комиссары, а после упразднения комиссаров заменившие их чиновники получили прочное прозвище «конокрады». …Ему разрешено ездить тройкой и с колокольчиком, а это значит, что не только крестьяне, но и купцы обязаны уступать ему дорогу. Он счастлив. Одно плохо: как минимум один раз в год он должен посылать в Петербург отчет о своей работе. А что в нем писать? «Украдено лошадей — 0, поймано конокрадов — 0, предотвращен ущерб — 0»? Ну и сколько же Петербург будет платить ему деньги взамен такой отчетности? Ведь если воровства лошадей не будет, то через два-три года его должность просто упразднят, а назначат ли его на лучшую должность? Должностей мало, а желающих их получить много. Как ни вертись, но если ты комиссар по борьбе с конокрадством, то конокрадство в твоей области обязано быть, даже если его тут не было со времен царя Гороха».

История повторяется. Раньше с конокрадством боролись, а теперь с экстремизмом. Все это, на мой взгляд, является не только нерациональным расходованием бюджетных средств (а на борьбу с «экстремизмом», напомню, перепрофилировали борцов с оргпреступностью, которая видимо уже побеждена), но и выглядит как плохо прикрытая борьба с инакомыслием для устрашения оппозиции. Это все не очень согласуется с Конституцией РФ, нормами международного права и демократическими ценностями, поборницей которых провозгласила себя Россия.

Алексей Барановский

Алексей Барановский

Справка

Алексей Александрович Барановский — правозащитник, координатор Информационно-правозащитного центра «Русский вердикт».

Член Союза журналистов России с 2001 года.
В 2010 году вошел в число 20 лучших правозащитников России по версии Общественной палаты РФ. В 2011 году журнал «Коммерсант-Власть» назвал его «Первым пиарщиком на Руси».

В Государственных думах IV и V созыва был помощником депутатов Дмитрия Рогозина и Виктора Водолацкого, атамана Всевеликого войска Донского.


Комментарии: