Юридическая сторона дела Вячеслава Дацика

Print Friendly

7 декабря 2012 года в Невском районном суде Санкт-Петербурга в 12:00 состоится оглашение приговора Вячеславу Дацику, обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ст.162 (ч.2) и ст.167 (ч.2) через ст.30 ч.3 УК РФ.

На состоявшихся 4 декабря прениях государственный обвинитель Дордий запросила для Дацика наказание в виде 9 лет лишения свободы + 2 года ограничения свободы и штраф в размере 250.000 рублей.
Учитывая современную правоприменительную практику по делам аналогичной категории — предложенный прокурором срок наказания является абсолютно неадекватным и несоразмерным наступившим в результате деяния последствиям.
Так, в результате ограбления Дациком салона сотовой связи ООО «Новител» стоимость похищенного имущества составляет 40.348 рублей. Никому из потерпевших не были причинены телесные повреждения, гражданский иск ими не предъявлялся. «Предмета, используемого в качестве оружия», которым Дацик, якобы угрожал, никто так и не обнаружил.
Что же касается обвинения по ст.167 ч.2 в попытке поджога часовни Православной церкви, то достаточно упомянуть, что главным свидетелем данного эпизода обвинения выступает сторож, в крови которого судебно-медицинской экспертизой установлено высокое содержание алкоголя — 1,2% этанола. Это примерно полбутылки водки, чтобы было понятно о чем речь…

Однако главным фактом, на который в этом деле обращает внимание защита подсудимого, это факт нарушения Генеральной прокуратурой РФ международно-правовых обязательств, указанных в запросе на экстрадицию Дацика из Норвегии. Все они были нарушены.
1) Российская Федерация гарантировала, что в соответствии с нормами международного права Дацику будут предоставлены все возможности для защиты, в том числе помощь адвокатов, он не будет подвергаться пыткам, бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения и наказания. В действительности же Дацик дважды (5 декабря 2011 года и 25 июня 2012 года) в СИЗО «Кресты», закованный в наручники, подвергался избиению резиновыми дубинками и применению электрошокеров сотрудниками спецназа ФСИН «Тайфун». Многочисленные жалобы и обращения по данным фактам в прокуратуру, МВД и Следственный комитет остались без внимания.
2) Российская Федерация гарантировала, что запрос о выдаче не имеет цели преследования лица по политическим мотивам, в связи с расовой принадлежностью, вероисповеданием, национальностью и политическими взглядами.
Между тем, Дацику инкриминируется покушение на поджог часовни именно по мотивам идеологической и религиозной вражды, а запрошенный прокурором срок наказания свидетельствует так же и о мести прокурорских органов Санкт-Петербурга за активную правозащитную деятельность, которую Дацик ведёт, находясь под стражей (за время нахождения под стражей после возвращения из Норвегии Вячеслав Дацик подал свыше 1000 жалоб и ходатайств по своему делу и около 300 жалоб было подготовлено им для других заключенных).
3) Российская Федерация в запросе на экстрадицию гарантировала, что в соответствии со ст.14 Европейской конвенции о выдаче от 13.12.1957г. В.Дацик будет привлечен к уголовной ответственности только за те преступления, в связи с которыми запрашивается выдача. Запрос на выдачу Дацика был основан на обвинении его в совершении преступления, предусмотренного только ст.162 ч.2 УК РФ (инцидент в салоне сотовой связи). Однако, вскоре после его доставления в Россию, ему было предъявлено дополнительное обвинение по ст.167 ч.2 УК РФ (попытка поджога часовни), очевидно для дискредитации образа В.Дацика в СМИ.
Государственные обвинители на всём протяжении судебного разбирательства утверждали, что в отношении В.Дацика имела место процедура депортации, а не экстрадиции, следовательно, вышеуказанные гарантии Генеральной прокуратуры РФ на него не распространяются. При этом ни одного официального документа, изданного компетентными органами Норвегии, который бы подтверждал факт депортации Дацика, Генеральная прокуратура РФ представить не смогла.
Зато защитники В.Дацика представили в суд решение суда г.Осло от 16.02.2011г., из которого однозначно следует, что в отношении него была осуществлена именно экстрадиция.

Другой особенностью данного уголовного дела является то, что согласно действующему (не отмененному) Постановлению Кировского районного суда г.Уфы от 14.01.2009г. и Калининского районного суда г.Санкт-Петербурга от 16.06.2010г. в отношении В.Дацика должны применяться принудительные меры медицинского характера и он не подлежит уголовной ответственности. Однако орган следствия и прокуратура заявляют, что Дацик несмотря на это может быть привлечён к уголовной ответственности, поскольку речь идёт о другом уголовном деле. Если исходить из такой своеобразной юридической позиции, то получается, что один и тот же человек может быть признан невменяемым в рамках одного уголовного дела и при этом как вменяемый привлекаться к уголовной ответственности по другому уголовному делу. Очевидный абсурд, который и следствие, и суд стараются игнорировать.

Еще одним громким скандалом, случившемся в рамках данного процесса стал вопиющий случай избиения участника процесса — Александра Щипца, защитника В.Дацика прямо в зале судебного заседания двумя сотрудниками СОБР ГУМВД по Санкт-Петербургу. Этот инцидент произошёл 26 октября 2012 года. В результате избиения Щипцу были причинены следующие травмы: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы и шейного отдела позвоночника, ссадины коленного сустава. Вашему вниманию представлен скан справки о снятых побоях.
Дело было так. Двое агрессивных молодых людей — сотрудников вышеуказанного спецподразделения, в чьи функции входит исключительно обеспечение конвоирования В.Дацика из следственного изолятора в Невский районный суд и обратно, после объявления перерыва в судебном заседании, в грубой форме стали незаконно требовать от Александра Щипец прекратить общение с его подзащитным и покинуть зал. В ответ на его замечание о неправомерности данного требования, его сначала стали выталкивать, а затем схватили за руки и ноги и попросту выкинули из зала суда в коридор, ударив головой о стену и протащив по коридору около 3 метров. Очевидцами данного акта полицейского произвола стали адвокаты, секретарь судебного заседания и сам председательствующий судья.
По данному факту в ближайший отдел полиции было подано заявление о возбуждении уголовного дела, проведено немедленное медицинское освидетельствование, по итогам которого Александр Щипец был признан нуждающимся в срочной госпитализации. Прошло больше месяца, но до сих пор не принято никакого процессуального решения по этому вопиющему факту демонстративного применения насилия государственными служащими в отношении защитника обвиняемого прямо в «храме правосудия»…

В своем последнем слове, произнесенном в Невском районном суде накануне приговора, Вячеслав Дацик подверг резкой критике сложившееся в России положение дел во всех сферах жизни общества и государства, а так же заявил о своём намерении и впредь заниматься в местах лишения свободы юридической практикой для защиты прав заключённых от произвола, пыток и насилия со стороны государственных органов.
http://rusverdict-spb.livejournal.com/41785.html

ДАЦИК vs МИРЗАЕВ.

Итак, 7 декабря 2012 года Невский районный суд Санкт-Петербурга огласил приговор Вячеславу Дацику – 5 лет лишения свободы. Несмотря на чрезмерную жесткость вынесенного решения (подробнее о деле мы писали ранее), в приговоре есть и несомненно положительные моменты.

Во-первых, суд внял доводам защиты Дацика и прекратил в отношении него уголовное преследование по ст.167 ч.2 УК РФ (покушение на поджог), при этом признав факт его экстрадиции (а не депортации) с территории Норвегии. Однако при этом суд проявил непоследовательность и не применил ст.109 ч.10 п.4 УПК РФ – не засчитав в срок содержания под стражей то время, в течение которого он находился в норвежской тюрьме после получения запроса Генеральной прокуратурой РФ (а это период с 21 октября 2010 года по 18 марта 2011 года).
Во-вторых, суд переквалифицировал обвинение Дацика с ч.2 ст.162 УК РФ на менее тяжкую ч.1 ст.162 УК РФ и счёл недоказанным факт хищения денежных средств (оставив только обвинение в хищении двух мобильных телефонов общей стоимостью 34.000 рублей).
Тем не менее, все вышеуказанные положительные составляющие приговора перечёркивает назначенный судом срок наказания – Вячеслав Дацик приговорён к лишению свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. И хотя назначенный судом срок по сравнению с запрошенным государственным обвинителем (9 лет лишения свободы + 2 года ограничения свободы и 250.000 рублей штрафа) значительно гуманнее, но всё равно является чрезмерно суровым и непропорциональным содеянному.

По сути дела, при наличии ряда смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих, Вячеслав Дацик должен отбывать срок 5 лет в местах лишения свободы за два похищенных мобильных телефона. Невольно напрашивается аналогия с недавно завершившимся резонансным делом – по обвинению другого известного бойца-спортсмена Расула Мирзаева. Как известно, Мирзаев был приговорен к 2 годам ограничения свободы при том, что в связи с его действиями наступила смерть потерпевшего. В случае же с делом Дацика – от его действий никто не только не погиб, но и не получил никаких телесных повреждений. Что это, если не очередные двойные стандарты российского правосудия?
В связи со сказанным, защита Вячеслава Дацика несомненно будет обжаловать приговор Невского районного суда в кассационной инстанции и добиваться смягчения приговора.
http://rusverdict-spb.livejournal.com/42157.html


Комментарии: