Дело против мордовского бизнесмена Юрия Шорчева строится на оговоре его заинтересованными лицами

Print Friendly

В Верховном суде республики Мордовия началось рассмотрение по существу «большого дела с присяжными» в отношении предпринимателя и спортсмена (мастера спорта международного класса по шахматам) Юрия Шорчева о зверских пытках которого уже не мало рассказывали СМИ. Адвокат бизнесмена Александр Васильев рассказал в интервью, что сейчас происходит в Саранске.

адвокат Александр Васильев

адвокат Александр Васильев

— На какой стадии сейчас выделенное дело против Юрия Шорчева? К какому результату ведет дело судья Валерий Камакин?
— По «малому делу» закончено судебное следствие, стороны перешли к прениям. На одном из последних заседаний эксперта обвинения, проводившего оценку объектов якобы похищенных с участием Шорчева, уличили в том, что в качестве объектов-аналогов (для расчета стоимости похищенного имущества) этот с позволения сказать «эксперт» пользовался выдуманными или искаженными данными. Т.е. эксперт указал, что ряд объектов с ценами на них он взял из конкретных номеров саранских газет, но при проверке эта информация была опровергнута: таких объявлений либо не было вообще, либо информация в них была иная. Защита заявила ходатайство о признании экспертиз недопустимым доказательством, но суд отказал в его удовлетворении «не заметив» явных фальсификаций экспертизы и не дав им юридической оценки.

— Какие после этого прогнозы на приговор?
— Увы, совершенно понятно, что приговор будет обвинительным. Более того, неофициально уже известно даже какое именно наказание будет назначено. Основная интрига заключается в том, каким образом суд отреагирует на многочисленные доказательства невиновности Шорчева представленные стороной защиты. Маловероятно, что судья сможет придумать какие-нибудь законные доводы, позволяющие их опровергнуть. Посмотрим, что в итоге будет записано в приговор, но защите совершенно очевидно, что «заказ» на Шорчева и имущество Мордовского Торгово-промышленного союза носит региональный характер. Есть люди в региональной администрации и МВД республики, которые кровно заинтересованны в исходе этого дела. Таким образом решение профессиональных мордовских судов в значительной степени прогнозируемо. Посмотрим как на «мордовский УПК» потом взглянут в надзирающей инстанции в федеральном центре, но по-большому счету дорога у защиты одна — и ведет она в Европейский суд по правам человека. Пытаясь всеми правдами и неправдами подвести к обвинительному приговору в отсутствие каких-либо доказательств обвинения, Октябрьский суд Саранска вынужден был совершить ряд серьезнейших нарушений в том числе и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые позволяют защите наедятся на успех в Страсбурге. Работа над жалобой в Европу ужа начата.

— Тем временем была сформирована коллегия по основному — «большому делу». Как проходил отбор присяжных? Кто председательствующий?
— Отбор прошел за один день. Почти все присяжные (в том числе и запасные) — женщины. Мужчин всего два (один из них старшина). В числе кандидатов было удивительно много членов избирательных комиссий, а мордовские избирательные комиссии славятся своими результатами наравне с северо-кавказскими, поэтому защита постаралась отвести всех избиркомовцев кого смогла и мотивированными и не мотивированными отводами. Председательствующий судья Михаил Устимов ранее в деле Шорчева уже участвовал — рассматривал жалобы на продление содержания под стражей. Это обжаловалось защитой в Верховном суде РФ, но суд встал на позицию, что это законно. Посмотрим, что по этому поводу скажет Страсбург.

— Прошли первые заседания с участием присяжных — какие первые впечатления?
— Да, уже прошло несколько заседаний. Пока допрашивают второстепенных свидетелей и оглашают различные процессуальные документы. Подсудимый Богачев, находившийся под псевдодомашним арестом, заявил ходатайство об отказе от госзащиты, но от госзащиты в Мордовии не так то просто оказывается отказаться. Суд придумал гениальную формулировку: «если сам Богачев не опасается за свою жизнь и здоровье, то это за него будет делать суд». А через несколько дней судья вообще передумал и избавил Богачева от такой «госзащиты», поместив его вновь в СИЗО…

На первых заседаниях так же допросили потерпевшую Сюбаеву (у нее некогда убили мужа). Результат интереснейший: в первых своих показаниях (в 2000 году) она сообщила что не знает кто и почему убил её мужа. В 2009 году (через 9 лет) она «вспомнила», что муж ей рассказывал, что его хотят убить «Борисовские» из-за конфликта по поводу магазина предпринимателя Маркетантова. Теперь в суде она заявила, что мужа хотели убить уже лично Борисов и Шорчев из-за конфликта по рынку «Ринг» (который «крышевал» ее муж — один из руководителей ОПС «Копеевские») и магазина «Глобус» (который до 2003 года оставался в ГОСУДАРСТВЕННОЙ собственности). Естественно, что внятно объяснить такой разброс в своих версиях Сюбаева не смогла, сославшись на какие-то угрозы в ее адрес неизвестно от кого (по поводу которых она ни одного заявления в правоохранительные органы не написала). Окончательно же мотивы ее действий стали ясны в конце заседания, когда на вопрос о том, почему она заранее зная, что ее мужа хотят убить ничего по этому поводу не предприняла, ответила вопросом: «А что мне надо было делать?» — после чего огласили ее показания в которых она указала, что материальный ущерб от гибели своего мужа она оценивает в 10 млн. рублей, моральный — еще в 10 млн. руб. Вот такая у нее небескорыстная «забота» о близких, такие тяжкие моральные страдания.

— Изучив материалы дела, к каким выводам вы приходите, почему возникло дело против Юрия Шорчева?
— Используя дело по ОПС «Борисовские» в качестве предлога, ряд граждан решили завладеть имуществом Мордовского Торгово-промышленного союза (МТПС) и некоторых входящих в него предпринимателей. Шорчев был сопредседателем МТПС. Следствию оказалось достаточно показаний всего лишь нескольких явно заинтересованных в исходе дела свидетелей и лжепотрепевших, чтобы записать Шорчева в руководители ОПС «Борисовские», проигнорировав роли в мордовских событиях, исследуемой давности таких известных в республике личностей как Станислав Пеганов и Ринат Чураков… Если Шорчев будет признан руководителем ОПС «Борисовские», это не только поможет кое-кому наложить лапу на имущество МТПС ценой многие миллионы рублей, но и избежать уголовной ответственности за свои собственные преступления, которые они пытаются сегодня приписать Шорчеву.

— На каком основании вообще следствие пытается записать шахматиста международного уровня Шорчева в бандиты?
— Юрий Шорчев не отрицает, что был знаком (причем еще с юности) с господами Борисовым, Пегановым, Чураковым и некоторыми другими людьми, причастными к созданию и руководству ОПС «Борисовские». Однако с тем же Борисовым был знаком и ряд крупных действующих чиновников Мордовии. Однако это не сделало из них преступников и членов его банды. Шорчев, как человек с богатым жизненным опытом, успешный бизнесмен с мощным аналитическим складом ума, представлял интерес для Борисова именно как финансовый консультант, а не как убийца или вымогатель. Но давать кому-либо советы куда вложить деньги, это еще не преступление.

— Присяжные слушают выступления сторон или «спят»?
— Очень надеюсь, что слушают. На самом деле я и мой подзащитный просим присяжных всего лишь внимательно отнестись к тем доказательствам, которые будет представлять в ходе слушаний обвинение. Тогда станет очевидно, что для того чтобы обвинить кого-то в убийстве, больше нет необходимости искать оружие, отпечатки пальцев или следы крови на одежде. Достаточно найти двух-трех заинтересованных в исходе дела человек, которые по прошествии десятка лет неожиданно «вспомнят» именно те обстоятельства, которые нужны следствию, а потом продолжат «вспоминать» еще и еще. Такая «доказательная» база против Юрия Шорчева по этому делу…

Руслан Мокшанов.

Комментарии: